• bogorod.vesti@tularegion.org
  • 301830, Тульская обл., г. Богородицк, ул. Пролетарская, 49
  • +7 (48761) 2-12-44
 
О, Русь моя! 14.06.2019 11:05:00

О, Русь моя!

«Гой ты, Русь моя родная! Хаты, в ризах образа…» Эти строчки из стихотворения Сергея Есенина памятны каждому из нас со времен школьного детства. И совершенно не случайно в этом посвященном Отчизне поэтическом шедевре говорится именно об образах: православные иконы на протяжении веков являлись непременной принадлежностью убранства и дворцов монархов, и дворянских усадеб, и простых крестьянских домов. И сегодня лики православных святых проникновенно глядят на мир русскими глазами.

В древности считалось, что рукой иконописца движет Бог, поэтому работы свои старые мастера не подписывали , поэтому те, чьими творениями мы не устаем сегодня восхищаться, в большинстве своем остаются неизвестными. Однако история все-таки сохранила для потомков имена семи мастеров, творчество которых перевело русское иконописание в разряд величайших достижений как национальной, так и мировой культуры. Это – Феофан Грек, Андркй Рублев, Дионисий, Даниил Черный, Гурий Никитин, Симон Ушаков и Федор Зубов.

А теперь возвратимся из времен исторических в наши дни. Уверена, далеко не все жители  нашего города знают, что в Богородицке, в тиши студий детской художественной школы подрастают возможные преемники славы великих предков: в классе иконописи под руководством преподавателя Сергея Щербатых изучают древнее искусство наши юные земляки. Девчонки и мальчишки, многие из которых растут в семьях неимоверно далеких даже от знания основ теологии, старательно познают тайны , традиции и приемы написания икон, сохраняющиеся в неизменном виде чуть ли с момента крещения Руси. Сегодня к этим тайнам смогут прикоснуться и читатели газеты «Богородицкие вести».

Рассказывает Сергей Щербатых.

- Когда-то, много лет назад, я сам был учеником художественной школы, в которой ныне работаю преподавателем. Уже тогда, в детстве, твердо решил, что свою профессиональную деятельность свяжу с искусством. И после получения аттестата зрелости подал документы и поступил в Калининское (в настоящее время – Тверское) художественное училище, которое и закончил в 1985 году. С дипломом в кармане вернулся в Богородицк, в родную школу, но проработать здесь успел всего несколько месяце, после чего получил повестку из военкомата и отправился на службу в армию. Отправился, даже не подозревая, что именно там, в армии, встречу человека, знакомство с которым полностью изменит мою судьбу, мой взгляд на окружающий мир: мой новый приятель оказался учеником известного в церковных кругах иконописца архимандрита Зенона, монаха Псково-Печерского монастыря.

Сразу же после увольнения в запас я поехал в монастырь, в мастерскую отца Зенона, попросился к нему в подмастерья. Ничего, конечно, не умел, не знал, поэтому работу поначалу выполнял «черную»: растирал краски, готовил доски. Учился старательно и вскоре написал свою первую икону – Спаса Нерукотворного.

Вскоре вернулся к преподавательской деятельности в Богородицке, но, как только появлялась возможность и свободное время, вновь отправлялся на Псковщину, за новыми знаниями. В своем увлечении древним искусством я был не одинок: через несколько лет при мастерской архимандрита Зенона сложился кружок единомышленников, приезжавших сюда из самых разных уголков Советского Союза. Вместе мы посещали храмы, любовались ликами святых  в соборах Москвы, в Троице-Сергиевской лавре.

И как-то постепенно, по мере накопления знаний и опыта, у меня родилась идея открытия класса иконописи в нашей городской художественной школе. Начиная с 1987 года начал, помимо основных уроков, предлагать ребятам  - тем, кому это было интересно, - оставаться на дополнительные занятия.

Должен признаться, тогдашнее руководство отдела культуры, под эгидой которого работало учреждение дополнительного образования, в восторг от моей идеи не пришло, довелось выслушать не один выговор за пропаганду культового искусства. Это было совершенно естественно для страны массового атеизма.

Но, уже начиная с 1988 года, после празднования тысячелетия крещения Руси, в обществе наступило «потепление», а еще через два года у нас был официально открыт класс иконописи. Первый и единственный во всей Тульской области, каковым он остается и по сей день!

Помните, какое это было время? Дефицит носил тотальный характер, купить что-то в магазинах было невозможно, да и не было в стране магазинов, торгующих товарами для иконописцев. Поэтому все необходимое для творчества делали сами, в том числе и доски. И был этот подготовительный процесс длительным и непростым. Нам еще повезло, что в подвале школы имелась мастерская, где можно было работать по дереву. Из липового теса и дубового шпона нарезали доски требуемых размеров (новичкам и вовсе выдавали куски ДВП), сушили, подвергали специальной многоэтапной обработке.

Краски тоже готовили самостоятельно из разнообразных цветных природных материалов, которые частично выпрашивали на местной фабрике «Центркварцсамоцветы» (давали нам, разумеется, отходы производства), частично покупали у геологов, побывавших в экспедициях на берегах Байкала, на Урале, в Прибалтике, даже в Афганистане. А на угольный разрез «Богородицкий» экспедиции снаряжали самостоятельно, искали яркие самоцветы в пластах породы, в отвалах.

Общими усилиями собрали целую коллекцию камней, запасы которой не исчерпаны до сих пор. В наших хранилищах есть лазурит, киноварь, охра, гематит, малахит, сернистый мышьяк и многое другое. Для приготовления красок толчем их в ступе, перетираем в мельчайший порошок, обогащаем по древним технологиям с помощью высоких температур и уксусной кислоты, что позволяет получать очень красивые сочные оттенки, не выцветающие веками.

Пигменты смешиваем с яичной эмульсией, включающей желток и сухое вино.

Сам процесс написания иконы включает несколько этапов: на доске кистью делается рисунок, затем иглой процарапываются участки, на которые будет нанесена позолота, для полировки используется воск.

Иконы, написанные детьми, - личная собственность авторов. Как правило, ребята дарят их родителям, бабушкам и дедушкам, сестрам и братьям.

Дети у нас занимаются самые разные, но не моложе 13 лет – малышам просто не справиться с работой. Обычный курс обучения – 4 года, но после его окончания никого не гоним: хотят – пусть ходят. Ребята не только богородицкие, некоторые приезжают из Узловой, из Тулы, их Киреевска. И это радует: значит, не умирает древнее русское искусство!

Многие мои ученики стали профессиональными иконописцами: Андрей Жуковский, Андрей Михайлин, Валерий Пицин, Тимур Филимонов, Геннадий Емельяненко, Ирина Морозова, да и моя супруга Ольга освоила мастерство. В храмах не только Богородицкого района и Тульской области, но и всего Центра России сегодня имеются выполненные нами работы. Иконостасы в церквях сел Левинка и Новопокровка, Казанский и Успенский храмы в Богородицке расписывали мы. В Воронежской, Липецкой, Ярославской, Луганской областях – везде знают богородицких мастеров.

А цель моей работы - сохранить древние каноны православного искусства. Этому, по велению сердца, посвящаю свою жизнь. И очень хочу верить, что иконы, написанные мной и моими учениками, будут жить столетиями.

 

Наша справка: Сергей Щербатых художественный талант унаследовал от дяди Василия Щербатых, известного в городе художника и ювелира.

В семье Сергей – первый иконописец, но уже не единственный: по стопам супруга уверенно идет жена Ольга; старший сын Иван – ученик отца, в копилке его работ – несколько расписанных иконостасов в храмах Тульской области. Средний сын Николай учится в семинарии, готовится принять духовный сан. И только младший, еще школьник, Кирилл профессию для себя выбрал хоть и гуманную, но от религии далекую он мечтает стать врачом.

Ирина КЛЕВЕНСКАЯ.



Возврат к списку

Написать в редакцию