• ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Поиск

Поиск

Как разрушалась незыблемая мировая система, установленная Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом

Как разрушалась незыблемая мировая система, установленная Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом
РГ

В начале октября в Москве пройдет большая международная конференция, посвященная истории международных политических систем. О своей готовности в ней участвовать уже заявили не только дружественные Китай, Индия или Иран, но и такие страны Европы, как Великобритания, Франция, Ирландия. Почему историческая смена одного миропорядка другим волнует сегодня и ученых, и политиков? Что прикончило "однополярный мир"? Об этом наш разговор с научным руководителем Института всеобщей истории РАН, академиком Александром Чубарьяном.

Александр Оганович, в топ интеллектуального чтения вошла книга американского государственного деятеля Генри Киссинджера "Мировой порядок". В России ее опять переиздали. Автор, в частности, приходит к неутешительному выводу, что единая система баланса сил провалилась. То есть он признает, что однополярная мировая система, организованная США, отмирает?

Александр Чубарьян: Киссинджер - известный политик, дипломат и историк. И он, безусловно, прагматик, и это совершенно очевидно. Но он сторонник баланса интересов. Его докторская диссертация была посвящена Венской системе, которая сложилась в мире после победы над Наполеоном. И я считаю, что он переносит ситуацию XIX века на сегодняшний день. Но сейчас другие игроки, и у них другие интересы.

В книге Киссинджера безусловно есть апология США. Она и родилась из желания защитить от внешних нападок политику Штатов. И автор исходит, прежде всего, из интересов своей страны. И это главная слабая сторона в "Мировом порядке".

Если позволите, процитирую: "Российская политика всегда следовала собственному ритму, причем так продолжалось на протяжении столетий, и в итоге это государство раскинулось на территории, обнимающей едва ли не каждый климат и каждую культуру на планете; время от времени экспансия приостанавливалась из-за необходимости уладить внутренние конфликты и видоизменить структуры в соответствии с масштабами планов, - а затем возобновлялась, подобно морскому приливу, штурмующему берег. От Петра Великого до Владимира Путина обстоятельства менялись, однако политический ритм оставался категорически неизменным". Что скажете об этой оценке нашей страны?

Александр Чубарьян: Я внимательно прочитал книгу. Печально, но в ней нет даже специальной главы, посвященной России. Отдельно США, отдельно Европа. Однако нельзя не отметить, что политик прекрасно осознает особую роль нашей страны в мировой истории и современности. Книга вновь издана у нас, она полезная и интересная, но не может служить каким-то инструментом или инструкцией для создания нового мирового порядка. Впрочем, как всякая работа, которая посвящена старым, ушедшим в прошлое проблемам. Ведь помимо теории есть практика: в многополюсной системе очень трудно найти устраивающие всех элементы, и на чисто теоретические построения постоянно будут наслаиваться прагматические интересы тех или иных сил или государств. В мире сейчас множество конфликтов, кроме событий на Украине, где против России - весь Запад, есть еще конфликт США и Китая, Индии и Китая, штормит Ближний Восток, есть африканская нестабильность.

Вы знакомы с Генри Киссинджером?

Александр Чубарьян: Встречался еще во времена "холодной войны". Генри приезжал к нам в страну, был на конференции в нашем институте. У меня есть хорошее фото, где мы с ним рядом в неофициальной обстановке. Я отдаю ему должное как историку. И он "последний из могикан" большой политики.

Международная конференция, которую вы собираете, называется "История формирования международных политических систем современности". Приедет большое, по нынешним временам, число иностранных участников. Почему такой интерес?

Александр Чубарьян: С моей точки зрения, пришло время начать аналитически обдумывать концептуальное понимание принципов, на которых будет строиться новый миропорядок. В общем плане все понятно - это отказ от лидерства какой-либо одной страны, препятствие попыткам определенных сил сохранять свое старое господство. Но детали требуют серьезной проработки. В том числе и со стороны мирового научного сообщества.

И в этом смысле наша страна обязательно должна представить свою концепцию. Работа уже началась, и в ней принимают участие институты РАН, МГИМО, Российский совет по международным делам и другие. К моему удовлетворению, на сегодняшний день международное сообщество откликнулось на наше приглашение на конференцию. Заявили о своей готовности участвовать Китай, Индия, ЮАР, Ливан, Алжир, Иран, все страны СНГ, а также европейские страны.

До недавнего времени считалось, что мы живем по правилам, которые были установлены на Ялтинской и Потсдамской конференциях благодаря усилиям лидеров союзников - Сталину, Черчиллю и Рузвельту. Эта система окончательно исчерпала себя, когда не справилась с современным нацизмом? Хотя и возникла на развалинах Рейхстага.

Александр Чубарьян: Всякая международная политическая система уходит со сцены, когда явственно выступает ее несоответствие мировым реалиям. Всего их существовало четыре. И новые возникают, как правило, после крупных катаклизмов.

Позволю себе краткий экскурс в историю. Первая мировая система - Вестфальская. XVII век. В ней участвовали две сотни представителей разных небольших государств, которые были обескровлены Тридцатилетней войной. Они договорились о невмешательстве во внутренние дела друг друга, нерушимости границ, государственном суверенитете. Любопытна такая деталь: в помещении, где происходило заседание представителей договаривающихся сторон, вырубили дополнительный вход, чтобы не получилось так, что кто-то входит первым и тем самым претендует на особые права.

 Следующая мировая система, Венская, определила правила развития мира в XIX веке, после победы над Наполеоном. Был образован Священный союз стран-победительниц (России, Пруссии и Австрии), созданный с целью поддержания установленного на Венском конгрессе (1815 год) международного порядка. И Россия в этом миропорядке играла очень важную роль. Эта система базировалась на европейском балансе. Она начала давать сбои уже в середине XIX века, когда революции 1848 года и Крымская война подорвали единство европейских стран. К концу этого века образовались коалиции, которые и привели к Первой мировой войне.

После образования Версальской системы (окончание Первой мировой) доминировали Англия и Франция, начали постепенно входить в европейскую политику США, а СССР изолировали.

И, наконец, после Второй мировой войны появилась Ялтинско-Потсдамская система, которая базировалась на биполярном мире, паритете двух держав СССР и США. К слову, все системы, за исключением последней, где одну из главных ролей играли США, были европейскими.

И вот к концу 80-х годов стало очевидно, что Ялтинско-Потсдамская система дает сбои, и проявлением ее конца стали "холодная война" и распад СССР - одной из супердержав мира.

Что пришло на смену? СССР нет уже более 30 лет…

Александр Чубарьян: Попытка создания однополярного мира с господством США. А в ценностном плане - четкое ощущение, что социализм потерпел поражение, и мир начал жить по единственной либеральной парадигме. Лучшее всех об этом сказал Фукуяма, обозначив этот период как "конец истории". Начался новый этап современности с господством западных либеральных идей, главным носителем которых стали США.

Но несколько десятилетий прошло, и мы видим ревизию ценностей 90-х - 2010 годов практически во всех странах мира…

Александр Чубарьян: О том, что настает время нового миропорядка говорят многие признаки. А прежде всего принципиальное изменение мира и его структуры. До сих пор превалировали европейские системы. Сегодня в мире существуют несколько центров, которые во многом определяют вектор мирового развития. Да, это по-прежнему Европа и США. Но появились и новые мощные силы. Так называемые азиатские гиганты - и прежде всего Китай и Индия. Изменилась роль Латинской Америки.

На авансцену выходит Африка - и это одна из примет нашего времени. Да, внутренние проблемы там еще очень серьезные - господствует нищета и отсутствуют нужные социальные решения, но влияние африканских стран на развитие мира - очевидно. И этого не было ни в одной предшествующей системе. Ялтинско-Потсдамская лишь зафиксировала внутри себя конец колониализма.

Второй момент: наступил кризис либеральных идей, хотя социализм существует только в китайском варианте. Но изменилось понимание консерватизма. Он наполнился новым содержанием, перестал трактоваться как возврат к старым порядкам.

Получила новые импульсы и экономика. Мы наблюдаем соперничество США и Китая, а также финансовый кризис, связанный с повсеместным пересмотром значения доллара. Появились и новые виды угроз, которые требуют серьезного внимания. Это климат и пандемии. И они повернули развитие мира абсолютно в другую сторону.

Как меняется система международных организаций? Ялтинско-Потсдамская система строилась на принципах разграничения интересов и влияний. Но мы видим, что у США интересы везде, где только есть ресурсы...

Александр Чубарьян: В Ялтинско-Потсдамской системе неким стабилизирующим фактором была Организация объединенных наций. По крайней мере, должна была быть. Но ввиду довольно жесткой позиции США, которые стремились превратить ООН в инструмент осуществления своей политики, такой не стала.

Но сейчас идет бурный рост других интеграционных объединений, которые будут влиять на развитие мира в целом. Действуют и старые организации, например, Организация Африканского единства. Новое дыхание обрела Организация американских государств. Из новых назову БРИКС, которая наращивает свое влияние, Шанхайская организация, в какой-то мере и СНГ, который фиксирует интеграцию бывших советских республик, - все они вместе взятые диктуют необходимость новых подходов к мировому устройству.

Мировой порядок - это сложное явление, он устанавливается даже не за один год. Сегодня США, и это видно всем, ощущают кризис своих попыток первенства в мире. И новая система, которая должна сформироваться, уже не будет системой лидеров.

Новая система, как вам кажется, на каких принципах будет строиться?

Александр Чубарьян: Что касается принципов, то она не может существовать без разграничения интересов. Другое дело, что и попыток какой-то одной страны или силы диктовать свои правила развития мира уже никто не потерпит. Главный принцип, я думаю, это единство через разнообразие. Мы не можем, как показывает жизнь, например, игнорировать Африку с ее интересами. Украинский конфликт подтверждает эту мысль. Ведь посмотрите: мы имеем сегодня африканский, латино-американский, китайский варианты его урегулирования. Это попытки многих стран формировать свой взгляд на происходящее.

Сегодня невозможно диктовать Индии извне какие-то правила игры. У каждой страны своя ценностная ориентация, и это тоже должно учитываться миром. Например, в Китае создан социализм с рыночной экономикой, и там не потерпят какие-либо попытки что-то подправить. Есть свой подход и у многонациональной России. И новая система должна учитывать все эти особенности. Прежние системы возникали после каких-то крупных побед. Сегодня ситуация более сложная. Новая система будет фиксировать не победу, а неудачу попыток однополярного мира.

Нельзя игнорировать и значение религиозных и морально-этических ценностей - конфуцианства, исламизма, индуизма и других, которые влияют на подходы различных стран к смыслу нового мирового порядка. Приходится считаться и с тем, что в США и ряде стран Европы стремятся использовать трактовку общепринятых понятий демократии и прав человека для реализации своих геополитических интересов. Все это показывает на сложность и необходимость учета самых различных факторов при формировании концепции и основ мирового порядка.

Российская газета - Столичный выпуск: №191(9136)

 Елена Новоселова