• ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Поиск

Поиск

Как клиенту банка доказать, что его подпись подделана, объяснил Верховный суд

Как клиенту банка доказать, что его подпись подделана, объяснил Верховный суд

Сегодня мошенническое оформление кредитов на граждан зачастую становится чуть ли не массовым явлением. Поэтому очень важным можно назвать разъяснения, которые сделал Верховный суд РФ. Высокая судебная инстанция объяснила, как следует поступать в спорных случаях, если надо удостовериться в правильности подписи клиента банка.

Главным вопросом оказался такой: вправе ли суд отправить на экспертизу образцы подписей, предоставленные одной стороной спора, и проигнорировать подписи другой стороны? Суды двух местных инстанций именно так и поступили, пока ошибку не исправил Верховный суд.

В Липецке один банк утверждал, что он предоставил гражданину два кредита - на 15 миллионов рублей и на 20 миллионов рублей. В подтверждение этого у банка есть расходные кассовые ордера. Когда клиент не вернул деньги, банк пошел в суд с заявлением о расторжении кредитных договоров, взыскании долга и заложенного имущества. Клиент уверял, что деньги у банка не брал.

Вызванный в суд гражданин с требованиями банка категорически не согласился. Он настаивал, что представленные банком кредитные договоры, дополнительные соглашения к ним и расходные кассовые ордеры - подложные, и на самом деле кредитов на такие суммы он у банка никогда не брал. Спор заметил портал "Право.ru".

Высказав в суде свое возмущение, гражданин ходатайствовал перед судом о назначении почерковедческой экспертизы по предоставленным банком бумагам. И это ходатайство было судом удовлетворено.

Эксперт попросил направить ему сравнительный материал - не менее 10 свободных образцов подписей в различных по характеру документах, не относящихся конкретно к этому делу о кредитах.

 
То есть эксперт попросил предоставить ему образцы личных и служебных писем гражданина, его квитанции на оплату услуг, записные книжки и прочие бумаги, в которых фигурирует его почерк.

Когда в суде решался вопрос об их направлении, представитель гражданина предоставила на экспертизу его служебные документы, а также подписанные от его имени договор оказания платных медицинских услуг и акт об их оказании.

А вот представитель банка со своей стороны попросила суд направить эксперту прежние заключенные этим человеком кредитные договоры, которые имелись в ее распоряжении. Дело в том, что этот человек не впервые оказался клиентом данного банка - когда-то раньше он брал там кредиты.

Но районный суд Липецка приобщил для направления эксперту только те документы, которые предложил гражданин.

Эксперт изучил бумаги, которые оказались в его распоряжении, и пришел к выводу, что подписи под этими двумя кредитными договорами, о которых идет речь в суде, действительно принадлежат не гражданину, а совсем другому человеку.

Судом не был соблюден принцип состязательности сторон
Результаты почерковедческой экспертизы представителя банка возмутили. В своем выступлении этот представитель банка сослался на то, что экспертиза проведена по материалам сравнительного исследования, представленным только гражданином, и выразил сомнение в достоверности как самих материалов, так и основанных на них выводах. Поэтому представитель банка просил повторную экспертизу, но получил отказ.

В итоге, опираясь на заключение эксперта, районный суд Липецка решил, что кредитные договоры мужчина не заключал, поскольку они не были им подписаны. Это решение суда означало, что у гражданина нет кредитных обязательств перед банком. Поэтому суд первой инстанции отказал банку в удовлетворении иска.

Понятно, что банк, не мешкая, решение опротестовал. Но судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда с решением нижестоящих коллег согласилась целиком и полностью.

Банк не остановился и обратился в Верховный суд. Там материалы спора о невозвращенных кредитах внимательно изучила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. И с доводами банка согласилась.

По мнению Верховного суда РФ, ключевой задачей суда является предоставление сторонам равных возможностей для доказывания
ВС решил, что суд первой инстанции "необоснованно ограничил" банк в представлении доказательств, тем самым "существенно нарушив принцип состязательности и равноправия сторон".

Это, по мнению ВС, повлияло на результат рассмотрения дела. Поэтому Верховный суд отменил решения липецких судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

По мнению высокого суда, доказательства спорящих сторон должны иметь одинаковую значимость для решения спора. Но местные суды ни одного доказательства со стороны банка эксперту отправлять не стали.

Специалисты по подобным спорам высоко оценили это решение ВС. Они сказали, что высокий суд в очередной раз исправил ошибки, которые, по общему правилу, должны были быть ликвидированы еще на уровне апелляции.

Юристы, которые специализируются на подобных "почерковедческих" делах, подчеркивают, что основанием для отмены судебных актов послужило нарушение принципа состязательности сторон в части представления доказательств.

По их мнению, ВС справедливо не стал оценивать обоснованность либо необоснованность выводов эксперта. Верховный суд только указал на необходимость всесторонней оценки доказательств.

По разъяснениям экспертов, позиция ВС напоминает о том, что заключение по результатам судебной экспертизы является одним из наиболее серьезных доказательств в арсенале как суда, так и участников судебного процесса.

Но это возлагает огромную ответственность на судей на стадии назначения экспертизы, где большое внимание необходимо уделить правильности отбора материала для исследования.

Юристы считают, что определение ВС надо всецело поддержать, поскольку решение суда первой инстанции было принято при очевидном нарушении процессуального закона.

Главное - судом не был соблюден принцип состязательности сторон. А ведь ключевой задачей суда является предоставление сторонам равных возможностей для доказывания.

Суд не должен создавать такие условия, при которых одна из сторон окажется в заведомо слабом положении.

По мнению юридического сообщества, это определение может послужить дополнительным сигналом для нижестоящих судов более тщательно подходить к исследованию представляемых сторонами доказательств.

Определение Верховного суда РФ N 77-КГ 17-23.

 

Наталья Козлова

Российская газета